ЖИВОПИСЬ ЦЕНТРАЛЬНОЙ ИНДИИ
После смерти Назир-уд-дина, Мальва оказалась под властью Махмуда Второго (1512-31) . Этот человек явно выражал свое покровительство хинди, и при помощи министра- хинди Медни-рая начал ликвидировать мусульман из высшей касты. Феришта писал, что по возвращении короля в свою столицу, он полностью следовал рекомендациям Медни-рая. Многие магометанские высшие чины были убиты без указания каких-либо причин, их дома разграблены, а богатство конфисковано. В конце концов, король открыто проявил свое недовольство высшим сословием, и к магометанам в целости, и большинство офицеров, которые служили Назир-уд-дину и Гийяс-уд-дину были убиты, а их дома были заняты Раджпутами. Именно магометанские женщины, которые получили образование во дворце султана Гийяс-уд-дина, теперь стали любовницами Медни Рая и оставшихся раджпутских офицеров. Такая атака на порядок, который существовал ранее, привело к росту недовольства мусульманских соседей Махмуда, и в 1531 году мусульманский правитель Гуджарата напал на Махмуда, захватил Манду, и царствование Хильджи закончилось. Такое поражение могло, конечно, отрицательно сказаться на культурной жизни. Но существовало два обстоятельства, которые способствовали неожиданному расцвету живописи десять лет спустя.
Новая династия Патханов возглавляла Мальву с 1531 по 1561 года, и во время их правления появился новый могущественный стиль. Те миниатюры, которые вы здесь увидите, включают иллюстрации к любовной поэме, написанной на санскрите, «Чаурапанчасика» или «54 строфы», версия романа авадхи, Лаур Чанда и Рагини, единственный сохранившийся из всей серии, представляющих любовную лирику в музыке.
В общем, эти миниатюры выполнены в чисто джаунпурском стиле. От элемента джайнинской живописи – гротескно увеличенного глаза - отказались, но квадратные головы, большие глаза, развевающиеся вуали и красный фон принадлежат этому стилю. Женские украшения, остроконечные стропила и колонны, стилизованные деревья, сложная листва в стиле ширази, всё это заимствовано из «книги деликатесов», а вот полоса из цветов говорит о Лаур Чанда – персидском мотиве, появившемся в книге в 1503 году. Это джайнинский стиль, но в расширенном варианте и слегка измененный под влиянием персидской живописи. Тема иллюстраций - романтическая страсть - говорит о расхождении и с джайнинской библией и персидскими манускриптами Назир-уд-дина. В Персии романтическая тема иллюстрировались в мягкой и нежной манере, но джайнинская живопись была исключительно религиозной и пуританской. А новый стиль не может быть бесстрастным. Женщины изображались в провоцирующих прозрачных вуалях, с острыми носами, большими романтическими глазами и точеными фигурами – принадлежность аристократии; красный фон использовался для передачи их страстных желаний. Расхождения с джаунпурским стилем стали ещё более сильными, и чувствуется новая гибкая энергия и магическая уверенность. Такое революционное достижение могло быть достигнуто, только если сам правитель увлечен романтической любовью. Баз Бахадур, патханский принц и правитель Мальвы, был человеком, который отлично подходил на эту роль. Баз Бахадур относился прохладно к мусульманам и подобно моголам Акбару и Джахангиру, сделал очень много, чтобы индианизировать свой характер. Известен он был своей безрассудной страстью к прекрасной куртизанке хинди по имени Рупмати. Их любовь началась задолго до его восшествия на престол в 1554 году и была настолько сильной, что часто цитировалась и упоминалась в поэзии и живописи последующих лет. Кроме восхваления прелестей Рупмати Баз Бахадур также увлекался музыкой и поэзией. Он знал персидский, авадхи и хинди, но свою любовь он обычно описывал в поэмах на хинди. Это был человек, в котором смешалась культура Мальвы, и чей романтизм и страсть к Рупмати – это и есть смесь мусульманского и хинди.

1 2 3 4 5 6 7