ДЕККАНСКАЯ ЖИВОПИСЬ
Постоянная колонизация исламских захватчиков в тринадцатом веке резко поглотила традиции классического искусства Индии, которое не менялось на протяжении своего тысячелетнего развития. Живопись в менее доступных районах северной Индии, где покровительство было довольно ограниченным, сохранилась в виде крошечных иллюстраций к религиозным рукописям. Исламские правители могли черпать вдохновение у персидских мастеров четырнадцатого века или у художников ранней тимуридской школы. Если это так, то результаты этого вдохновения потеряны для нас, они были неспособны оживить или перенаправить в новое русло угасающие местные традиции. Так было до начала шестнадцатого века, когда персидская живопись нашла свое отражение в Индии. В библиотеке индийского офиса есть иллюстрированная рукопись с предполагаемой датировкой 1500 года из древней провинции Мальва, которая расположена по обеим сторонам высокогорной дороги из Дели в Деккан. В рукописи Нимат-Нама или «Поваренной книге» композиция и ландшафт неуместны в сочетании с отличительными чертами Шираза. В маленьких живых фигурках художник, хотя он писал в персидской и национальной традиции рукописей, чувствуется великолепный стиль семнадцатого века северной Индии. Стиль Нимат-Нама, который существовал и в соседних исламских королевствах Гуджарате и Хандеше, внёс большой вклад в живопись Деккана, которым Мальва, благодаря её положению, сформировала культурную провинцию. Информация о высокогорном плато Деккан, обрамленное на севере и юге реками Нармада и Тунгабхадра, появилась в записях начала четырнадцатого века. В 1347 году оно стало независимым в период правления династии Бахмани. Живопись исчезла с появлением ислама, хотя их враждебность по отношению к северному королевству Дели вынудила Бахмани тесно контактировать с персидскими центрами искусства. Более того, их королевство граничило на востоке и на юге с двумя могущественными и процветающими индийскими государствами Орисса и Виджайянагар, сохранивших старые традиции живописи. Но их взаимоотношения оказались бесплодными. Таким было состояние живописи в исламской Индии в начале шестнадцатого века, и в течение последующих пятьдесят лет оно не изменилось. Но эта половина века была важным периодом в политической истории страны. В 1525 году Бабур, последний из тимуридов и первый Великий Могол Дели, ушел из гор Афганистана в горячие долины Индии. Его сын Гамаюн был отправлен в Кабул, и за год до его смерти в 1556 году он завещал Дели самому великому из всей династии Акбару. В это время королевство Бахмани распалось. Первое время династия сохранила небольшую территорию вокруг Бидара. Оставшаяся была передана четырем региональным губернаторам, которые вскоре объявили себя независимыми. В результате этого образовались: Берар на севере, Ахмаднагар на северо-западе, Биджапур на юго-западе и Голконда на востоке. Берар и Бидар позже были захвачены более могущественными соседями Ахмаднагаром и Биджапуром: их роль в развитии живописи Деккана довольно неясна. Пять королевств и Виджайянагар, каждый из которых связан друг с другом в определенной комбинации, находились в состоянии войны. В 1565 году исламские правители окончательно объединились и атаковали индийское королевство, которое было повержено в битве у Таликоты. И Виджайянагар – прекраснейшая столица Индии - превратилась в мрачные и великолепные руины, которые до сих пор сохранились на южном берегу Тунгабхары. Исламская конфедерация распалась сразу же после битвы, королевства вернулись к своим прежним постоянным и безуспешным стычкам, не замечая опасности, которая угрожала с севера. Акбар, вскоре после его восшествия на престол, начал систематическую борьбу с северной Индией, аннексировав Мальву в 1560-1 и Гуджарат в 1572-3 годах. Теперь он находился в выгодном положении для штурма Деккана, но это произошло только в последней декаде столетия, он чувствовал себя в безопасности и начал бой к югу от Нармады.
Это временное затишье длиной в тридцать лет стало свидетелем расцвета исламской живописи на севере Индии и в Деккане. Первым инициатором в исламской конфедерации против Виджайянагара был ахмаднагарский Хусейн Низам Шах Первый. Он умер несколько месяцев спустя после победы, оставив свою королеву Ханзада Гамаюн регентшей своего маленького сына Муртаза Первого. Во время её регентства (1565-9) в Ахмаднагаре была написана и проиллюстрирована персидская поэма, прославляющая Хусейна. Многие из миниатюр – это лишь неуклюжие отголоски рисунков к Нимат Наме, созданной шестьюдесятью годами ранее в Мальве. Ландшафт – золотое небо, высокий горизонт. Деревья и цветущие кусты – заимствованы из Персии, вероятно через Мальву. Но в мальвийских миниатюрах нет подобного качества миниатюр. Ахмаднагарский художник манипулировал этими простыми элементами по своему усмотрению. Располагая их симметрично на фоне ярко-синего цвета, он прекрасно выразил тему и волнение, чего не было в персидской живописи и ново для индийской. Дерзкая и яркая палитра, чем и запоминается эта миниатюра, - это новинка декканского художника. Оригинальны и высокие стройные фигуры в длинных сари.

1 2 3 4 5 6 7